Как сейчас делают нейрохирургические операции

Выделение нейрохирургии в отдельную медицинскую специальность произошло на рубеже XIX и XX веков, но корни её уходят в глубокую древность. Трепанация производилась путём выскабливания кости, а также с помощью долот , кусачек и конических фрез.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

НАШЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Можете ли оценить, какой путь она прошла за это время? Александр Коновалов: Нейрохирургия всегда была и остается экстремальной медициной. В период ее становления неблагоприятных исходов операций было едва ли не равно числу самих операций.

Погибал каждый третий пациент, потом - каждый четвертый. Сейчас ситуация резко изменилась. Но большой риск обычен для тех категорий больных, где исход болезни изначально предопределен. Именно поэтому и риск хирургов в значительной степени оправдан.

Мастерство нейрохирурга не только в том, чтобы владеть всеми современными технологиями, но и в том, чтобы правильно определить степень риска, найти ту грань, когда надо остановиться.

Это очень сложно, это и не наука, и не искусство, а может быть, и то, и другое вместе. И еще интуиция. Стоило ли оно того? Коновалов: Любая операция экстремальна до того момента, пока не накапливается опыт, который делает ее безопасной. Сейчас у нас такие больные не погибают. Но для этого надо было выполнить не сотни, а тысячи операций. Но многие помнят вашу операцию года по разделению сиамских близнецов-краниопагов сросшихся в области черепа.

Вы следите за судьбой этих девочек из Литвы? Коновалов: На тот момент в мире прооперировали 33 такие пары. И мы постарались использовать все накопленные знания. До нас подобная операция была выполнена в Петербурге, но оба ребенка погибли.

Исход операции во многом предопределяется особенностями самой патологии - близнецы срастаются по-разному, возникают разные проблемы. Коновалов: Конечно, их становится больше, потому что сами заболевания стали чаще выявлять, появились новые возможности и мы стали оперировать больных, которые еще недавно считались неоперабельными.

Стало много больных с метастазами в мозг, что связано с успехами онкологии: больные живут значительно дольше, доживают до стадии метастазирования.

Это тоже прибавляет работы? Коновалов: Да, здесь произошли удивительные изменения. Диагностика становится все более точной. К примеру, раньше мы видели только общую конфигурацию головного мозга, а теперь можем видеть его внутреннюю структуру. Например, при тяжелой черепно-мозговой травме. Раньше мы до конца не понимали, почему человек без сознания, почему он не восстанавливается.

Сейчас многое начинаем понимать. Коновалов: Прежде всего, конечно, техника. Скажем, магнитно-резонансная томография.

В последние годы созданы особые режимы проведения МРТ и очень сложная их математическая обработка. Мы видим, как работают важные участки мозга, которые связаны с речью, движением. И перед операцией часто этим пользуемся, чтобы знать наверняка, где по отношению к области операции находятся эти мозговые центры. Коновалов: Конечно, и принципиально новые. Например, так называемые "функциональные" операции. Суть этих операций - стимуляции разных структур головного мозга с помощью электродов и очень сложных имплантируемых систем.

Их применяют, скажем, при паркинсонизме. И результаты разительные: больные вообще не могут двигаться или у них тяжелые гиперкинезы непроизвольные движения. К сожалению, все это очень дорого и закупается лишь определенное число систем. Например, на этот год закупили для 40 пациентов.

В прошлом году мы сделали таких операций. Но это направление развивается, и я надеюсь, что такие устройства станут более доступными. Коновалов: Да, это важнейший метод восстановления больных после операции. Мы считаем крайне важным начинать ее как можно раньше - сразу после операции.

Но, к сожалению, успехи нейрохирургии имеют и обратную сторону. Мы спасаем жизни людей, но после успешных операций остается все больше тяжелых инвалидов, например, в вегетативном статусе. Часто ошибочно эти состояния называют комой.

Но это совсем другое: человек жив, но без сознания и может находиться в таком состоянии годы. У нас в реанимации - 40 коек, почти все больные здесь на аппаратном дыхании. И лежат здесь годами, потому что перевести их никуда нельзя. В обычных больницах в регионах нет для этого условий. Коновалов: Пока не констатирована смерть мозга, никто не имеет права отключить больного от системы жизнеобеспечения. Нужны специальные клиники или хотя бы палаты для таких пациентов. Мы предприняли попытку создать такой центр за пределами Москвы.

Нужны более радикальные решения, нужно развивать эту помощь в регионах. Доступно ли все это в нейрохирургии? Коновалов: Конечно, в наши операционные давно пришла микрохирургия, без микроскопа нейрохирургические операции сейчас практически не делают.

А эндохирургия порой дает даже лучшие результаты, чем "большие" операции. При опухолях, расположенных в глубине мозга, эффективно используется эндоскопический метод.

Раньше делали большие травматичные операции, когда удаляется большая часть черепа. Потом она, конечно, возвращается на место, но все равно это большая травма. Сейчас в ряде случаев удаляем опухоль из труднодоступных мест через небольшие разрезы. Используем эндоскоп и при операциях на спинном мозге. Коновалов: Да, в спинальной хирургии, которую мы раньше недооценивали, достигнуты большие успехи. Больных с возрастными заболеваниями позвоночника сейчас очень много.

Конечно, в большинстве случаев применяются консервативные методы лечения, но во многих необходима операция. Люди вынуждены ехать за помощью издалека. Не хватает средств или специалистов? Коновалов: Сейчас как раз выделяются значительные средства на решение основных проблем - лечение тяжелых травм, опухолей мозга. Но купить оборудование и даже построить здание - проще всего.

Сложнее найти подготовленных специалистов. Учить нейрохирурга надо годами. Во всем мире после института они должны учиться еще лет. А у нас учатся в ординатуре всего два года. Такой врач может выполнять лишь самые простые операции. К примеру, он не возьмется за лечение аневризмы сосудов головного мозга.

И это даже хорошо, иначе риск для пациентов был бы высочайший. Но лечить-то людей надо. Чтобы создать полноценную нейрохирургию в регионах, нужно организовать современные тренинговые центры - с муляжами, компьютерными технологиями.

Так делают во всех странах. Коновалов: Да, у нас есть так называемый "кибернож". Он позволяет облучать опухоли головного мозга с разных позиций и с очень большой точностью. Система наведения учитывает даже дыхательные колебания, поэтому его можно использовать и для облучения опухолей спинного мозга.

У нас используются и другие установки - для точного локального облучения и разрушения опухоли. Это наиболее эффективный метод лечения метастазов небольшой величины. Но, к сожалению, эти методы не оплачиваются за счет квот, и для части пациентов лечение платное. Коновалов: Я думаю, что медициной никто и никогда не будет стопроцентно доволен. Важно, чтобы люди понимали - ничего, кроме здоровья, у них нет. Оно дается один раз, и только сам человек за него отвечает, никто другой. Надо следить за ним, понимать свой организм - это уже половина дела.

А на вторую половину мы готовы помогать всем, чем умеем. Авторское право на систему визуализации содержимого портала iz. Указанная информация охраняется в соответствии с законодательством РФ и международными соглашениями. Ответственность за содержание любых рекламных материалов, размещенных на портале, несет рекламодатель.

Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов. Ситуация на рынках нефти.

Отделение нейрохирургии

Обучение в ДВФУ Расписание занятий Ликвидация академических задолженностей Информация об учебном процессе Стипендии и гранты Центр изучения иностранных языков Дистанционное обучение Онлайн-обучение Военное обучение Обучение на договорной основе Довузовское образование Дополнительное образование Профессиональная подготовка Студенческие олимпиады Филиалы Доступная среда Проектное обучение Образовательные программы. Инженерная школа Школа биомедицины Школа искусств и гуманитарных наук Школа естественных наук Школа педагогики Школа экономики и менеджмента Школа цифровой экономики Юридическая школа Восточный институт — Школа региональных и международных исследований. Пекине, КНР Контакты. Студенческая жизнь Загрузка медицинских справок онлайн Проживание Схема территории Медицинское обслуживание Департамент стипендиальных и партнерских программ Департамент внеучебной работы Творческий центр Многофункциональный единый студенческий офис Профилактика экстремизма Памятка по безопасности Памятка о воинском учете. Запись на прием. Задать вопрос.

«Российская нейрохирургия имеет профиль Скворцовой»

Мы отправили Вам письмо. Для подтверждения подписки на новости перейдите по ссылке в письме. Ольга Гончарова. Фото: neurosklif. Академик Владимир Крылов — о событиях и людях, изменивших облик и содержание специальности.

Нейрохирургия

Мы гарантируем неразглашение персональных данных и отсутствие рекламных рассылок по указанному вами телефону. Ваши данные необходимы для обеспечения обратной связи и организации записи к специалисту клиники. Материалы, размещенные на данной странице, носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Посетители сайта не должны использовать их в качестве медицинских рекомендаций. Определение диагноза и выбор методики лечения остается исключительной прерогативой вашего лечащего врача! Политика СМ-Клиника в отношении обработки персональных данных. Ребенок до 18 лет. Уважаемые пациенты!

ТИА 26 Июня г.

Новости и события

Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Можете ли оценить, какой путь она прошла за это время? Александр Коновалов: Нейрохирургия всегда была и остается экстремальной медициной. В период ее становления неблагоприятных исходов операций было едва ли не равно числу самих операций.

В нейрохирургическом отделении НОКБ им. Семашко проводится лечение при различных заболеваниях центральной и перефирической нервной систем:.

.

Комментариев: 1

  1. Нет комментариев.